«Тетрис — полное прохождение. Ситуативный разбор»

С начала мая месяца падение цен на нефть составляет 16%. По сравнению с пиком цены в феврале падение составило 20%. В таких условиях говорить о корректировке или отскоке уже не приходится. Налицо средне- или даже долгосрочный тренд.

На снижение цены существенное влияние оказывают сразу несколько факторов, каждый из которых способен вызвать краткосрочное снижение цены, однако вместе они создают кумулятивный эффект, разогреваемый психологической перестройкой трейдеров на правила работы при «медвежьем рынке».



Первый фактор — рекордные стратегические запасы нефти во всех крупнейших странах-импортёрах. В США, к примеру, стратегические запасы составляют 383,5 млн баррелей — это максимум с 1990 года.

Второй фактор — падение спроса в ведущих экономиках мира. Причина — кризис. Даже в Китае на фоне недавнего весьма существенного подорожания топлива спрос на него уменьшился, что немедленно отразилось на снижении закупок нефти. Европа с непрекращающимся кризисом также постепенно снижает закупки.

Третий фактор — резкое увеличение добычи нефти Саудовской Аравией. 22 мая министр нефти Али аль-Наими сделал сенсационное для всех игроков заявление об увеличении добычи с 9,9 млн. барр./день до 12,5 млн. барр./день. Заявление было встречено довольно скептически, так как указанная планка является технологическим потолком, который практически невозможно выдерживать продолжительное время. Несколько дней рынок колебался, однако уже 30 мая после событий на нью-йоркской NYMEX, когда цена на сорт WTI упала на 3 доллара, пошел обвал.

Четвертый фактор — укрепление доллара. Фактически доллар является единственным стабильным инструментом на фоне всех остальных. Это неизбежно способствует его укреплению.Подъем доллара способствует снижению цены на нефть — а снижение цены на нефть с чётким понижательным трендом в свою очередь способствует усилению доллара. Создается автоколебательная самоподдерживающася система, которая будет разгонять оба процесса до достижения какого-то нового уровня равновесия.

Пятый фактор — отсутствие реакции со стороны крупнейших нефтяных компаний — ExxonMobil, Royal Dutch Shell, ВР… Пока они готовы мириться с падением цен, и предположительно, готовы оказать поддержку саудовцам до уровня 90 долларов за баррель. Возможно, и ниже. Какой временной диапазон сумеют поддержать крупнейшие производители — неизвестно, однако явно речь идет о скоординированных действиях.

Шестой фактор объединяет в себе сугубо внеэкономические риски — политику. Стабильно ухудшающаяся ситуация вокруг Ирана, явная атака на Россию, резко ухудшившаяся обстановка в Сирии — всё это создаёт фон, на котором оптимизм рынка оказался исчерпанным.

Говорить о прогнозах цены на нефть, учитывая её стратегическое положение в ряду всех товаров, практически невозможно. Однако вполне вероятно, что речь идёт о скоординированных действиях, которые подвёрстаны к сложившейся экономической ситуации. Вероятно, можно предполагать, что конечной целью этих действий является новая цена в районе 85-90 долларов за баррель на марку Brent. Вряд ли цену можно будет удерживать на этом уровне слишком долго — так как ряд факторов носит явно искусственный или временный характер. Тем не менее, можно предположить, что весь 12 и часть 13 года пройдут на фоне такой складывающейся сейчас обстановки.

Для двух крупнейших нефтедобывающих стран — Ирана и России — это сулит запуск внутреннего кризиса, усугубленного внешними кризисными явлениями. Иран, который уже теряет на эмбарго около 30 млрд. долларов, в связи со снижением цены до уровня 90 долларов потеряет еще столько же. Для бюджета с расходной частью в 400 млрд выпадение 60, а то и больше млрд долларов при отсутствии внешних источников финансирования и существенно затрудненными финансовыми операциями может обернуться если не катастрофой, то исключительно тяжелым испытанием. Социальные последствия неизбежны. Вероятно, речь идёт о нагнетании давления на Иран в преддверии выборов 13 года и попытке проведения цветной революции на фоне выборов.

Второй момент — активизация Ирана во всех шиитских регионах Ближнего Востока — и в первую очередь в Йемене — требует не очень больших, но всё-таки существенных расходах. В ситуации кризиса саудиты пытаются выбить из рук Ирана крайне важный финансовый инструмент подпитки шиитских группировок в Йемене, Бахрейне, создать тяжелые условия для шиитов Катара, снизить возможности финансирования Хезболлы.

У Саудовской Аравии есть определенный лаг во времени, так как Иран уже наладил связи с азиатскими трейдерами, через которых готов запустить нефтяной реэкспорт в страны, поддержавшие экономические санкции и эмбарго на поставки нефти. Однако ранее осени-зимы этого года заместить выпавший экспорт реэкспортом не получится. Возможно, что и более — так как американцы уже сейчас пытаются воспрепятствовать этим операциям.

Для России падение и длительное нахождение цены на нефть в районе 90 долларов ведёт к существенному ухудшению экономической и социальной обстановки в районе осени-зимы 12 года. В случае, если нефть действительно встанет на уровне 90 долларов — девальвация и подорожание значительного числа товаров первой необходимости станет фактом. Нефтяные компании, а следом за ними и газовые будут добирать выпавшие доходы повышением внутренних цен — в этом случае цена на бензин Аи-92 на Европейской территории вполне устойчиво может выйти за 1-долларовую отметку уже к августу. В Сибири и на ДВ — еще раньше и больше. В преддверии отопительного сезона повышение цен на газ также серьёзно надавит на коммунальные платежи населения. Всё это совершенно явственно вызовет резкий всплеск недовольства и активности практически сразу после наступления первых холодов. В итоге внимание российского руководства объективно должно будет направлено на внутренние проблемы и отвлечёт его от внешних задач.

Кроме того, на российском направлении саудиты, катарцы и американцы совершенно явно начнут педалировать тяжелую обстановку на Кавказе — и в первую очередь, Дагестане. Возможно, на это направление будут точечно брошены деньги, боевики, оружие — с целью резко дестабилизировать и без того взрывоопасную ситуацию.

Учитывая размах взятых Россией на себя обязательств по проведению чрезвычайно затратных спортивных мероприятий мирового уровня, они являются приоритетными в плане международного престижа — и эти сугубо имиджевые затраты могут стать той соломинкой, которая если не сломает спину, то явно заставит упасть загруженного по самое не балуй верблюда российской экономики.

Тем не менее, вряд ли Россия первая в очереди на демократизацию. Нас пока будут проверять на остатки выносливости и существенно ослаблять перед решающей атакой. Все-таки, скорее всего, наша очередь придет после Ирана.

Реклама