Инцидент

Ситуация с задержанным Турцией сирийским пассажирским самолётом обрастает подробностями, но не становится от этого более ясной. Понятно пока только то, что это была откровенная провокация — весь вопрос только чья. Турки могли получить информацию о якобы перевозимом запретном грузе со стороны из заслуживающего по их мнению доверия источника и положились на неё. В таком случае провокация инспирирована извне. Турки могли сами создать такую провокацию — и их соображения на этот счет вполне просчитываются.

В том случае, если информация о неком трефном грузе в Турцию пришла извне, Турцию откровенно подталкивают к самостоятельным действиям, загоняя её в тупик. Эрдоган и без того увяз в ситуации с непонятными обстрелами, расследование которых турки категорически отказываются проводить.

Если же провокация от начала до конца — работа собственно турецких спецслужб — это может означать несколько иное — Турция очень хочет втянуть в события хоть кого-нибудь еще, сознательно идя на конфликт уже не с Сирией, а Россией. Если Сирия для НАТО угрозой не является и проявлять солидарность с Турцией можно только словесно, а также мысленно желать ей всяческих успехов — то в ситуации, когда Турция доведет до кипения отношения уже с Россией — НАТО придется делать весьма нелегкий и крайне нежелательный сейчас выбор.

Судя по тому, что происходит, второй вариант кажется более предпочтительным — Запад дежурно откликнулся на событие, назвав действия Турции правильными и обоснованными — но, похоже, что событие стало для него сюрпризом. Прошло более суток — но обстановку нагнетает именно Турция — причем не устами клерков, а идя сразу по верхам турецкой иерархии.

Эрдоган сильно рискует своей политической репутацией, называя арестованный груз "боеприпасами". Особенно, если учесть, что первые сообщения шли о неком радиотехническом оборудовании, да и в сюжете "Вестей" говорится примерно об этом же. Боеприпасы и оборудование — очень сильно отличающиеся между собой грузы. Делать такую ошибку можно только сознательно. Раз на кону стоит так много — значит, ситуация просчитана заранее. В противном случае первые лица предпочли бы отмалчиваться, разбираясь и накапливая информацию.

Кроме того, смысла перевозить на гражданском самолете что-то опасное или запрещенное у России вообще нет — пока еще транспортная авиация есть, поставки гуманитарной помощи идут, да и организация индивидуального рейса не представляется чем-то сложным. Опять же — Россия не присоединялась к сепаратному эмбарго на военно-техническое сотрудничество с Сирией, и поэтому вообще вести речь о неких "запрещенных поставках" нелепо. Резонный вопрос — а кто ты такой, чтобы нам запрещать — уже звучит из России.

Тем не менее цель провокации более чем прозрачна — перевести конфликт между Турцией и Сирией сразу на максимально высокий уровень и вынудить-таки Запад вмешаться. В противном случае Турция получает вполне серьёзный козырь — НАТО отказывается проявлять блоковую солидарность, бросая на произвол судьбы своих членов.

Неприятность ситуации в том, что действия Турции создали проблему и для России. Это уже даже не тумаки послу в Катаре, которые можно не заметить. Здесь событие прошло по всем новостям — и отмахнуться от него решительно невозможно. России нужно реагировать — хотя формально самолет и принадлежит Сирии, обвинения брошены именно в российскую сторону. Да и нарочито грубое обращение с экипажем и пассажирами, отказ допустить к самолету российских дипломатов — это совершенно сознательные действия, цель которых — вынудить Россию на ответ. Каков он будет — вот, собственно, теперь главный вопрос.

Реклама