Перемирие

Глава СНС Абдельбассет Сейда согласился на прекращение огня в конце октября, "…если правительственные силы пойдут на такой шаг…"

Очевидно, что подобный шаг сделан не от миролюбия и тем более не из гуманных соображений, а просто потому, что ресурсы боевиков к настоящему моменту ощутимо скребут по дну. Невозможно полноводным потоком направлять на убой всё новые и новые партии залетных революционеров со всего Ближнего Востока — известная задачка из учебника арифметики про бассейн и две трубы, видимо, к настоящему моменту имеет только одно решение. Люди у боевиков заканчиваются.

Видимо, динамика уничтожения боевиков сирийской армией последние месяцы существенно превосходила динамику пополнения лагерей подготовки — поэтому так или иначе, но требуется передышка. За время которой подтянутся новые герои.

В принципе, такое рассуждение наиболее вероятно — ежедневные сводки о сотнях убитых, опубликованная на днях ООН цифра жертв конфликта в 30 тысяч человек, в число которых входят вместе с мирными жителями и военными также и боевики, говорят о том, что с момента начала операции "Вулкан в Дамаске" боевики потеряли убитыми никак не меньше 5-6 тысяч человек. Соответственно, раненными — еще тра раза по столько. 20 тысяч потерь — это очень много для такого конфликта. Общая проходимость турецких лагерей по разным оценкам — примерно 4-5 тысяч человек ежемесячно. Плюс какая-то часть боевиков идет воевать прямо "с колес". При любых подсчетах получается, что на сегодня на территории Сирии действует около 10-15 тысяч боевиков, что означает — лагеря практически пусты. Резервы, которых гнали последние два месяца на убой, исчерпаны.

В этом случае предложение Сейда вполне логично и обосновано. Понятно, что ни о каком урегулировании вопрос не стоит — речь идет исключительно о перегруппировке. Проблема в том, что и сирийская армия более чем вероятно нуждается в том же.

Поэтому Асад вполне может пойти на предложение СНС — естественно, что согласится он не с ним, а с инициативой Брахими, который должен прибыть в Дамаск. Естественно, что никаких иллюзий у Асада подобная инициатива не вызывает — но вполне возможно, что ему просто придется пойти на нее. И внешнее давление здесь не при чем.

Реклама