Книга

Мне заказали небольшую книгу на очень конкретную тему. Она связана с Ближним Востоком, хотя потребует взглянуть на события немного с другой стороны. Её теперь нужно с недельку "повылизывать", так как написанное на экране очень сильно отличается от того же — но распечатанного на бумаге. Когда она выйдет — сказать пока затрудняюсь, но вроде бы в этом году.

Черновик предисловия к ней выложу сейчас. Ну так, для затравки. В тапера не стреляйте, в общем. Играет как умеет.

Нынешний этап развития мировой цивилизации можно охарактеризовать, как по многим позициям уникальный. Это, конечно, банальное утверждение, так как любая ситуация и любой этап уникальны и отличаются друг от друга. Однако для того, чтобы понять происходящее сегодня, нужно осознать, чем оно кардинально отличается от предыдущего — и только после начинать рассуждения на тему «что происходит» и «что произойдет».

Уникальность Сегодня заключается в том, что мир, наконец, глобализовался окончательно. Победившая по итогам Холодной войны версия миропорядка геграфически заняла весь земной шар и лишилась своего источника развития — новых территорий. Теперь в мире нет ни одной серьёзной проблемы, которая бы не отражалась безусловно на всех сразу.

После того, как рухнул Советский Союз, в мире не осталось конкурирующих между собой экономических систем. Все существующие в той или иной степени, но являются либо вариациями на тему, либо жестко привязаны к одной-единственной модели экономики в качестве подчинённых.

Западная экономика после Второй мировой войны сделала ставку на «идеального потребителя», вокруг удовлетворения спроса которого и построена вся модель. Платёжеспособного спроса — это нужно заранее и четко оговорить. С одной стороны потребитель задавал темп развития экономики и ее направления, с другой стороны, «воспитание» потребителя формировало у него заранее спрогнозированный спрос. Скажем, уже классический пример — продукция фирмы «Эппл». Сделав айфоны, айпады и айподы супермодными гаджетами, «Эппл» добилась того, что в сущности, не очень нужная и зверски дорогая продукция расходится как горячие пирожки на вокзале. Не менее классические примеры "воспитания потребителя" — стремительные смены модельных рядов в автомобильной промышленности, парфюмерии, бытовой химии, электронике и так далее.

Именно эта модель вытащила США из Великой депрессии — и мировая война, разрушив начисто инфраструктуру предыдущей модели развития, помогла Штатам через план Маршалла очень быстро распространить её на весь «свободный мир», заодно окончательно подчинив его себе. Став первой страной, освоившей эту модель, США сняли сливки и опередили все остальные страны навсегда. Однако заранее оговорюсь — навсегда лишь в рамках существования этой модели.

Тем не менее потребительская модель имеет одно, но очень существенное ограничение. Есть верхний предел количества потребителей — большее их количество не в состоянии обеспечить свои экспоненциально растущие потребности в виду ресурсной недостаточности планеты. Здесь сразу несколько проблем, каждая из которых усиливает этот принцип ограничения. Можно отметить экологическую проблему "проедания инфраструктуры", невозможность адекватно управлять большим количеством потребителей, ряд других чуть менее важных, но тоже значительных факторов. Все они в конечном итоге ведут к жесткому лимитированию максимального количества потребителей, обеспечивающих функционирование этой модели.

Именно отсюда и родился «золотой миллиард» — как верхний количественный предел элиты человечества. Если быть точнее, то некоторые ученые указывают на верхний предел, как цифру в полтора миллиарда. Но не суть — важно понять, что эта модель экономики неспособна обеспечить единым стандартом всё население планеты. Не потому, что выпадающая из системы часть населения бедна, тупа или не в тот день родилась — это родовая травма такой модели. Её критическое ограничение.

Именно здесь и кроется глобальное противоречие между «золотым миллиардом» и всем остальным человечеством. Ровно в тот момент, когда какая-то значимая часть человечества, не входящая в «золотой миллиард», получает шанс резко улучшить свое экономическое и социальное положение, она становится непримиримым врагом «миллиарда». И никаких иных вариантов, кроме войны на уничтожение, у «миллиарда» не остаётся.

Стоит отметить, что «война на уничтожение» — это в определенной степени аллегория. Достаточно вернуть зарвавшихся наглецов в исходное положение, как противоречие будет снято.

Теоретически ситуацию можно исправить переходом на другую модель экономики, которая будет ориентироваться не на потребителя, а на какой-то иной стержень — но до сих пор создание такой модели остается лишь уделом теоретиков. В практическом плане даже если принципы создания такой модели и были бы сформулированы, переход от одной к другой возможно осуществить только одним способом — через тотальную дезинтеграцию прежней инфраструктуры. Причем очень быструю и максимально полную. То есть — через мировой конфликт.

Проблема в том, что мировой конфликт становится неизбежным даже в рамках существования нынешней модели развития экономики. Она заключается в том, что вечно держать в условиях глобального мира всё остальное человечество в подчиненном положении невозможно — оно слишком большое и разные его части стремятся (каждая по-своему) к более светлому будущему, чем это предписано им управляющим «миллиардом». Мы видим, что сегодня Западу брошен вызов со стороны сразу двух очень крупных и мощных игроков — Китая как национального государства и странами БРИКС как конгломерата государств «второго эшелона».

В том случае, если экономическая, военная и политическая мощь Китая сравняется с мощью Запада (по крайней мере станет сопоставимой), возникновение нового «золотого миллиарда» станет лишь вопросом времени — причем в историческом масштабе это произойдет очень быстро.

Тогда вопрос конфликта Запада и Китая внутри существующей экономической системы станет неизбежным. Двух "золотых миллиардов" планета не выдержит — разве что один из них переселится на другую планету. В случае, если Китай или Запад (гипотетически) предложат иную экономическую модель, конфликт между ними точно так же неизбежен, но уже в рамках борьбы за снос существующей модели.

В обоих вариантах мировой конфликт становится вопросом ближайшего будущего. Вице-президент китайской Академии общественных наук при ЦК КПК Ли Шеньмин прямо указывает, что по мнению китайских экспертов, конфликт будет неизбежен уже через 5-10 лет, максимум — 10-20:

«…неолиберализм, продвигаемый Западом во главе с США, имеет свой срок «сбора урожая», который наступит через 3-5, максимум 10 лет…» «….Мир находится на пороге больших потрясений, перестройки и перемен. В этом подвешенном состоянии он может оставаться еще 10-20 лет. В мире в любой момент могут произойти масштабные непредвиденные события и возникнуть новые проблемы. К этому следует быть морально готовыми и иметь стратегию реагирования. Лишь в этом случае мы сможем своевременно и правильно воспользоваться беспрецедентными стратегическими возможностями, чтобы ответить на небывалые стратегические вызовы…» (http://opinion.huanqiu.com/1152/2012-09/3131196.html перевод ИноСМИ http://inosmi.ru/world/20120924/199624596.html)

Тонкость в том, что указанный временной промежуток — это время, когда совокупная военная, технологическая, политическая, индустриальная мощь Китая станет сравнимой с мощью Соединенных Штатов. США, безо всякого сомнения, не станут ждать усиления Китая до паритетного с ними состояния — и поэтому конфликт с Китаем неизбежен внутри этого временного промежутка. И скорее всего — ближе к его началу, чем к концу. Традиция Соединенных Штатов — решать возникающие перед ними критические проблемы в упреждающем порядке. Вряд ли здесь они изменят своим принципам — особенно если речь идёт фактически об их существовании.

Таким образом, даже если мы исключим из рассматриваемых возможных сценариев конгломерат БРИКС (хотя позже будет смысл к нему всё-таки вернуться), то можно предположить, что предвоенный период уже начался. Его переход в фазу глобального конфликта состоится не позже, чем через десятилетие. Скорее, 2020 год можно считать той самой условной «красной линией», которая и станет чертой глобального сдвига.

Интересно и то, что Збигнев Бжезинский на своем нашумевшем выступлении в Ярославле указывал на этот же срок, после которого начнется формирование нового миропорядка. Вряд ли Бжезинский согласовывал свои мысли с Ли Шеньмином — скорее, это трезвый взгляд на происходящие в мире процессы.

Таким образом, перед нами уже сформированы будущие акторы глобального противостояния — Соединенные Штаты Америки и Китайская Народная Республика. Все остальные страны будут вынуждены определяться в этом конфликте и принимать одну из сторон. Спрятаться не дадут никому — разве что самым маленьким.

Реклама