Сирия. Новый этап

Теракты, которые практически каждый день происходят в Сирии, при всей их медийной значимости, говорят о существенном переломе в обстановке. По опыту всей войны, которая ведётся в Сирии с нарастающей интенсивностью последние два года, можно констатировать, что террористическая активность находится в обратной зависимости от боевых успехов агрессоров. Тогда, когда боевики в военном отношении терпят поражение (как это уже было в апреле после взятия Хомса — но который так и не был окончательно зачищен из-за аннановского "перемирия") — тогда резко начинает усиливаться именно террористическая составляющая этой войны.

Сейчас, судя по всему, происходит ровно то же самое. Несмотря на идущие из пяти провинций, в которых идут бои, ежедневные сообщения о боестолкновениях, видно, что армия постепенно берет ситуацию под контроль. Сколь бесконечным не было бы число боевиков, динамика их истребления явно превосходит мобилизационные возможности стран-агрессоров. Поэтому численность группировки, противостоящей армии, неуклонно снижается, а действия групп боевиков все больше становятся разрозненными и не подчиненными единому замыслу и плану. Если, конечно, не считать планом общую дестабилизацию обстановки.

В этих условиях переход к террору совершенно логичен и оправдан. Терроризм в практическом плане наносит на порядки меньший ущерб, чем обычные боевые действия. Однако в информационном плане он гораздо более эффективен. Война за территории сменяется войной за умы. Если невозможно посеять страх и панику сообщениями о героических победах боевиков, значит, нужно сеять страх и панику сообщениями о терактах. Цель одна, инструменты ее достижения разные.

Собственно говоря, о наступлении подобного этапа говорилось практически сразу после того, как стало понятно, что армия сумела блокировать самую крупную за всё время войны группировку боевиков в Алеппо и приступила к её уничтожению — то есть, где-то к середине августа. Сейчас этот этап наступил. Поэтому Сирия становится территорией, с которой ежедневно начинают поступать сообщения о терактах — и они будут не просто продолжаться, а нарастать, создавая иллюзию обреченности режима.

Тем не менее, и в такой войне об обреченности говорить не приходится — государство невозможно сломить точечным, пусть и массовым террорром. Невозможно — но только в том случае, если руководство продолжает оставаться монолитным и управляет обстановкой и всей госмашиной. А вот здесь и возникает вопрос. Два года войны — срок довольно приличный. Некоторая часть руководства сбежала, предала либо показала свою неспособность к работе и была уволена тем или иным способом. Однако противоречия явно существуют — и в первую очередь, среди силовиков. Армия выполняет несвойственную ей работу, отвлекая силы и средства от реальных противников — угрожающая обстановка на турецкой границе этому пример. Однако за прошедшие два года нет каких-то явных признаков того, что спецслужбы сумели переориентироваться на новую угрозу. Они так и остались структурно раздроблены на добрый десяток служб, каждая из которых решает какие-то свои, практически довоенные задачи.

Два года — достаточный срок, чтобы полностью переформатировать спецслужбы под новые задачи в новых условиях. Однако этого не происходит. Это не может не вызывать недовольства в армии, которая фактически отдувается за своих коллег. Линия разлома более чем вероятно может проходить здесь. Это создает ситуацию такого скрытого двоевластия — скорее всего, Асад не может реформировать спецслужбы потому, что они обладают очень высоким властным ресурсом. А ситуация двоевластия — это всегда опасность, и она всегда разрешается силой. Причем по двум сценариям — либо одна из сторон сумеет взять верх, либо обе стороны взаимно аннигилируют друг друга. На радость своим врагам.

Конечно, всё это пока лишь скорее наблюдения и рассуждения — однако на мой взгляд, ситуация в руководстве далека от безоблачной. И именно она и является основной опасностью. Не боевики и даже не интервенты. Это — дежурные, хотя и непростые проблемы. Главная проблема остается прежней — пока очень непонятна ситуация с единством руководства.

Реклама