Большие батальоны

На сегодня можно подвести определенный итог ведущейся войне в Сирии. Похоже, что она подходит к некой точке кульминации и сдвигу в общей обстановке. Об этом свидетельствует слишком много внутренних и внешних событий, чтобы продолжать не замечать происходящее.

На мой взгляд, у правительства нет больше возможности рассчитывать на победу над боевиками в рамках нынешней стратегии. Война на истощение привела к тому, что боевые действия охватили четыре основных и густонаселенных провинций страны — Алеппо (Халеб), Идлиб, Хомс, Дейр-эз-Зор и с переменным успехом ведется в провинциях Дамаск, Латакия и Дераа. Тактика беспокоящих внезапных ударов привела в конечном итоге к тому, что сирийская армия уже не может сконцентрировать силы на одном направлении. На мой взгляд, возможность резкого увеличения численности армии — единственный выход из положения, способный сместить равновесие в пользу правительства. У него банально не хватает людей.

Вариант с мобилизацией через действующую систему военкоматов, как мне кажется, уже невозможен. Хотя бы потому, что есть два крайне важных негативных фактора — в густонаселенных провинциях, откуда и можно призвать резервистов в достаточном количестве, идут бои. Система военкоматов наверняка разрушена либо дезорганизована. Второй фактор — лояльность резервистов. Каждого из них необходимо пропустить через сито контрразведки — а в условиях существования полутора десятков спецслужб и нехватки людей организовать массовую и быструю проверку резервистов попросту невозможно.

Вариант с призывом лояльных меньшинств — друзов, алавитов, христиан — немедленно переведет войну в межэтническую и межконфессиональную окончательно. То есть, полностью будет соответствовать замыслу аравийских монархий. Курдские районы правительством практически не контролируются.

Поэтому остается, пожалуй, два сценария событий, по которым у правительства есть определенный шанс изменить в свою пользу обстановку.

Первый сценарий — обращение за военной помощью к России, Ирану и Китаю. С просьбой ввести ограниченные воинские контингенты, ориентированные на противотеррористические и противопартизанские действия. То есть, такие, которых в Сирии так до сих пор и нет. Это части военной жандармерии или по-нашему, внутренние войска. Применительно к России — это дивизия Дзержинского, усиленная армейскими техническими частями. Аналогичные части есть в Иране в системе КСИР, внутренние войска являются, как и в России, составной частью Министерства внутренних дел КНР.

Речь может идти о миротворческом формате такой миссии — то есть — перехвате всех важных направлений, контроль над всеми крупными городами и охране важных инфраструктурных объектов. Кроме того, в Сирии находятся несколько десятков тысяч наших соотечественников — этот факт железно аргументирует любые наши действия в подобном направлении. Собственно сирийская армия в этом случае получит возможность собрать силы на наиболее опасных участках войны — охране границ и уничтожении группировок боевиков в захваченных ими районах и городах.

Понятно, что такое решение будет воспринято совершенно неоднозначно как Западом, так и внутри России. Тем не менее — выступив один раз на защиту своих граждан в Южной Осетии, несколько нелепо оставлять сопоставимое число таких же граждан на произвол судьбы в другом месте.

Второй сценарий исходит из невозможности защищать всё и необходимости сконцентрировать силы и средства на тех территориях, которые можно защитить. То есть — уход армии из северных провинций. Это очень плохой вариант, однако он может позволить перегруппироваться и зачистить от боевиков территории провинций Дамаска, Дераа, Хомса, Латакии. Это означает разделение Сирии и растянутую на годы или десятилетия войну с большой вероятностью окончательного поражения. Тем не менее, это даст возможность контролировать политический центр страны и побережье — то есть, не дать аравийским монархиям реализовать свои заявленные цели и неминуемо столкнуть их между собой и Турцией за влияние на "освобожденных" территориях.

Тем не менее, второй сценарий практически конгруэнтен по последствиям мобилизации и вооружению населения меньшинств Сирии — так или иначе, но речь идет о разделении территории Сирии. Поэтому второй сценарий с оставлением территорий практически нереален — проще пойти именно на проведение мобилизации в Латакии и Дераа. Однако тогда нужно отдавать себе отчет в последствиях и возможном ответе агрессоров.

Продолжение нынешней стратегии, к сожалению, слишком явно ведет к тому, что армия может просто закончиться. Она будет раздергана по всей территории и будет не в состоянии контролировать её. Слова Жака д'Эстамп де ля Ферте "Бог на стороне больших батальонов" в данном случае соответствуют положению вещей как нельзя лучше.

Реклама