Гитлер-Власов. Саммит в Вольфшанце

Обновленная головка сирийской оппозиции двинулась в Европу встречаться с высшими руководителями стран, спонсирующих агрессию против их страны. Президент Франции Олланд встретился с руководителем Национальной Инициативы оппозиционных сил, созданной в катарской Дохе. То, что именно обсуждал Олланд и аль-Хатиб, не столь важно, сколько сам по себе факт их встречи и главное — демонстративная её форма.

В принципе, руководители стран всегда и во все времена встречались с зиц-председателями и главколлаборационистами тех стран, которые являлись их противниками. Однако соблюдали при этом определенный этикет. Скажем, Ельцин в своё время совершенно случайно посетил Белый дом в Вашингтоне и точно так же случайно встретился с президентом США, который проходил мимо. С генералом Власовым общались очень высокие чины рейха — но к телу рейхсканцлера его не допускали. Не то, чтобы Гитлер не хотел обидеть Сталина — просто не тот калибр у любого предателя, ратующего за уничтожение собственной страны. Он всегда находится далеко внизу пищевой цепочки. Какой смысл от встречи акулы с крилем?

Тем не менее, встреча Олланда и аль-Хатиба произошла. Что говорит не сколько об уровне Хатиба, сколько о падении уровня Олланда. А значит — о серьезных проблемах у агрессоров, если они вынуждены на уровне первых лиц давать накачку сирийской оппозиции. Нет, в Сирии не случилось перелома — тяжелое положение остается тяжелым. Нет никаких видимых причин для сдвига обстановки. Однако обеспокоенность затягиванием сопротивления налицо. Затяжная война — это качели. Практически всегда — если только воюют совсем несопоставимые по своей мощи противники. Европа и та же Франция сейчас далеко не здоровы, чтобы позволить себе затяжные конфликты, в которых они участвуют даже опосредовано. Пусть выделяемые средства на сирийскую войну и ничтожны по сравнению с финансовыми проблемами Европы, однако сам факт того, что мощная Европа не может в прогнозируемые сроки решить проблему Сирии, сказывается на ее авторитете руководства. Авторитет — это очень конвертируемая валюта на международной арене. Способность руководства страны мгновенно реагировать и добиваться в свою пользу перелома любой ситуации — очень серьёзная вещь. К тому же Израилю можно относиться как угодно, но свирепая реакция на события в Газе и абсолютное равнодушие к внешнему мнению в вопросах обеспечения собственной безопасности не могут не вызывать уважения. Наверное, даже не стоит задумываться, как бы отреагировал Израиль на избиение своего посла даже в самой дружественной арабской стране. А дружественных у него особо и нет.

Однако так или иначе, но встреча произошла. Она говорит в первую очередь о том, что Запад отбрасывает в сторону все условности, включая и свой престиж. Задача не решена, ее решение не очевидно, сроки решения крайне неоднозначны. Исполнители некомпетентны — приходится браться первым лицам, хотя и их компетенция вызывает очень серьёзные вопросы.

Реклама