Сделка

Сообщение о поездке президента Украины в Катар было более чем ожидаемым — еще в мае этого года была достигнута договоренность о взаимной торговле. Украина может поставлять в Катар пшеницу в обмен на сжиженный природный газ. Однако сделку притормозила Турция, от решения которой зависел пропуск газовозов через проливы. Теперь, судя по встрече на высшем уровне, эта проблема решена. И эта сделка может в недалеком будущем резко и очень существенно изменить стратегическую ситуацию на европейском газовом рынке.

Пока речь идет о том, что после строительства регазификационного терминала в Одессе, начало которого было приурочено к визиту Януковича, Украина начнет получать катарский газ для внутренних нужд. Тем самым украинский рынок перестает быть зависимым от Газпрома. Однако проблемы для России начинаются чуть позже. Ветхая и древняя — но тем не менее вполне бодрая газотранспортная система Украины, заточенная на перекачку газа в европейском направлении — лакомая добыча для Эмира. И нет ни малейших сомнений, что второй этап отношений Украины и Катара будет построен именно вокруг этой трубы.

Войдя со своим газом в эту трубу, Катар получит доступ к трубопроводным системам Восточной Европы, а через них — и в Германию. Демпинговая политика позволит в этом случае нарастить долю катарского газа в Европе — и за чей счет, совершенно понятно. То, что немцы будут шантажировать Газпром катарскими ценами, вынуждая его сбрасывать свою цену — видимо, даже нет смысла обсуждать.

В этих условиях строительство проекта Южный поток становится проблематичным — даже загрузив его газом, Россия столкнется с евро-Энергохартией, которая выкручивает руки, вынуждая разделять бизнес продажи и транспортировки и требует передать трубу нескольким владельцам, а также с жесткой конкуренцией и новыми объемами газа, поступающими из Катара — причем транспортное плечо для газовозов существенно уменьшается, что дает возможность Катару делать больше рейсов каждым танкером и дополнительно увеличить предложение газа. Когда именно сможет окупиться в таких условиях "Южный поток" — большой вопрос.

Еще более выгодным для Катара является наличие именно Турции, как третьего игрока в этой сделке. Пока она получает иранский газ. Получив согласие Турции на транзит через проливы, Катар может поставлять газ на турецкий рынок, вступив в борьбу с иранским предложением. При этом тяжелое положение блокадного Ирана резко сужает его возможности по ценовой войне с Эмиром.

В этих условиях борьба за Сирию приобретает еще более важное значение для Хамада ат-Тани. Получив контроль над сирийской территорией через революционное правительство, сформированное в Дохе, он сможет блокировать строительство ирано-иракского трубопровода и трубопровода AGP из Египта в направлении Банияса. Либо — получить долю в этих системах. Плюс остается возможность прокладки еще и своей трубы — и получить дополнительный транспортный коридор для своего газа, минуя Ормузский пролив. В любом случае Эмир оказывается в выигрыше.

Выдвинув предложение строить "Северный поток", газпромовские стратеги, похоже, совершили просчет. Не просчитав возможность того, что Украина сможет выйти из тупиковой ситуации столь изящным и катастрофичным для России ходом. Странно, что руководство Газпрома все еще продолжает получать свою зарплату. Более фееричного проигрыша, похоже, у него еще не было.

Реклама