Расширение списков

Расширение списка коррупционных скандалов не может не вызывать удовлетворения, однако вызывает несколько вопросов.

Когда говорят о "коррупционной пирамиде", то подразумевают, что коррупционные деньги стекаются "снизу" вверх. Условно — гаишник, собирая мзду, засылает часть начальнику, тот — своему и так далее. Однако неизбежно и обратное движение — руководство вынуждено покупать лояльность подчиненных, даруя ему те или иные льготы, права и закрывая глаза на его собственные шалости. Собственно, неприкасаемость чиновной мелюзги, которая сбивает людей на переходах, бесчинствует в отношениях со смердами — она исходит как раз из второго принципа. Подчиненные осведомлены о деятельности руководства, и поэтому оно вынуждено и обязано спасать их в подобных ситуациях, невзирая на все возможные потери.

Реальная антикоррупционная деятельность становится таковой, когда расследуется вся цепочка и идут на посадку все участники — пример Италии в этом отношении очень показателен. Брался очень конкретный эпизод — иногда даже очень частный — и показательно расследовался от самого дна до верхушки — вплоть до министров. Поэтому на скамье на антикоррупционных процессах сидели целые толпы подсудимых — доходило до нескольких сот человек. Именно это оказывало очень серьезный деморализующий эффект на остальных коррупционеров и в итоге вынуждало их умерять аппетиты. Сама по себе коррупция в Италии так и не изжита — но ее масштабы, судя по всему, серьезно уменьшились именно за счет введения ее хоть в какие-то берега.

Нынешние расследования в отношении российских коррупционеров пока не выглядят началом борьбы с самим явлением — именно тем, что идет расширение списка тем, дел и фигурантов, но пока списки подозреваемых и арестованных по каждому делу подозрительно немногочисленны, а следствие не решается ни идти вверх, ни начинать массовые зачистки внизу всей цепочки по каждому делу. Понятно, что следствие идет, и делать выводы рано. Однако то, что постоянно появляются совершенно новые дела — из последних — наезд на бывшего министра сельского хозяйства Скрынник — может говорить о том, что речь пойдет опять о сугубо клановых разборках, когда сносится некий средний слой, происходят подвижки и захваты чужих "владений", на чем процесс и успокаивается.

Может статься, что опять борьба с коррупцией в итоге используется группировками для сведения счетов. Не могли ловкие девахи из "Оборонсервиса" хитить даже не миллиарды, а десятки миллиардов, не делясь с руководством и подчиненными. Сам масштаб хищений говорит и о массовом вовлечении в него огромного числа людей. Понимающих, что именно они делают. Но пока телевидение горячо обсуждает один-единственный вопрос — вызовут на допрос Сердюкова или нет. То, что сотни исполнителей могут отделаться легким испугом и временным недофинансированием привычной жизни, из поля зрения как-то выпадает.

Поэтому на мой взгляд, реальным индикатором начавшейся борьбы может стать не сколько увеличение числа громких дел, сколько серьезное и качественное расследование хотя бы одного из них. От водителя до министра. Иначе смысл этого действа становится непонятным.

Реклама