Арабский закат (2)

Неспособность аравийских монархий стать стабилизирующим фактором для региона Ближнего Востока становится все более очевидной. Попытки влиять на процессы в Египте ведут к явственной катастрофе, которая пока еще не произошла исключительно потому, что в Египте есть армия. Однако, похоже, что и армия не очень понимает, как именно навести порядок в стране. Ливия — прекрасный пример того, что страна способна оправиться от последствий Арабской весны лишь принудительно избавившись от влияния заливных спонсоров "революции". Отжав на обочину процесса прокатарских ставленников, ливийцы с трудом, но получают возможность диалога между кланами и племенами.

Устойчивость, основанная на владении одним-единственным, хотя и важным ресурсом — вещь совершенно невозможная. Стратегия управляемого хаоса, о которой говорится давно и много — это инструмент переформатирования, но не конечная цель. Это лишь способ разрушить предыдущий региональный порядок и создать на его месте новый. Отвечающий интересам США, как заказчика этого хаоса.

Арабская весна, судя по всему, становится заключительным аккордом такого переформатирования. Два года, в течение которых она длится, привели к тому, что аравийские монархи так и не сумели ни вместе, ни поодиночке овладеть процессами. Для США, вполне равнодушно и во многом отстраненно принимающих участие в событиях, любой исход Весны, как ни парадоксально, является приемлемым. Именно этим и можно объяснить нехарактерное для прежних Штатов обособленное участие во всех процессах последних двух лет. Они присутствуют в них, они деятельно перемешивают палкой этот клубок змей — но не участвуют непосредственно в происходящем.

Похоже, что ни Турция, ни Египет, ни Саудовская Аравия, ни тем более Катар так и не сумели создать предпосылки для своего лидерства в регионе. Это означает, что при любом исходе событий они выйдут из них не усилившимися, а резко ослабленными. В Турции нарастает противостояние между Эрдоганом и дуэтом Гюль-Давутоглу. Эрдоган склоняется к более умеренным сценариям, Гюль и Давутоглу пытаются форсировать события несмотря на очевидные проблемы продолжения их политики. В Саудовской Аравии начавшаяся борьба за власть и посты вот-вот выплеснется за пределы дворца. Катарский эмир своей не по чину агрессивной политикой стал врагом большинства арабских стран, при этом внутри катарской элиты нарастает вполне законное опасение скоростью и несоразмерным участием страны в делах региона. Финансовое состояние Катара, щедро расходующего колоссальные средства, вряд ли хорошо — инвестиции, измеряемые миллиардами и десятками миллиардов долларов, дополняются финансированием войны в Ливии, Сирии, оказывается беспрецедентная помощь соседям. Египет, похоже, вот-вот распрощается даже с теоретической возможностью вернуться на роль лидера Ближнего Востока.

Сирия и необходимость свержения режима Асада является последним объединяющим элементом для столь разных и испытывающих колоссальные внутренние проблемы стран-претендентов на региональное лидерство. После ее крушения противоречия между ними обострятся до крайности — но победителей в борьбе уже внутри списка агрессоров ожидать не приходится — слишком много противников и слишком сравнимы их возможности, чтобы в ходе борьбы возник единственный и бесспорный лидер.

В таких условиях ставка США на победителя выглядит сомнительной. Обама пока не выглядит клиническим идиотом, чтобы не учитывать варианта, при котором победителя не будет вообще. А если принять во внимание, что этот вариант всё более явственно вырисовывается на горизонте, весьма логичным выглядит предположение, что в рукаве у хитрого негра припрятана какая-то очень козырная карта. И в этом свете крайне любопытной выглядит как раз зачистка внешнеполитического блока его нынешней администрации.

Заявившая о своем уходе с поста Хиллари Клинтон и жесткое приземление её креатуры Дэвида Петреуса, за чем неизбежно произойдет перетряхивание нижних этажей госдепартамента и ЦРУ, не похоже на аппаратное поражение — хотя бы потому, что конкурентов у Клинтон в администрации нет. Она была реальным вторым лицом и реально определяла политику администрации Обамы последние 4 года. Видимо, речь идет именно о пересмотре политики вообще. Ближний Восток — ключевой регион, реперная точка всего внешнеполитического курса, и скорее всего, речь может идти о пересмотре политики именно на этом направлении.

Задача Клинтон — "подчистить хвосты" и довести до конца наиболее важные задачи. Главной из которых, конечно, является Сирия. Вероятно, именно этим и можно объяснить резкую активизацию и подготовку к сокрушению Асада любой ценой и в ближайшее время. Называется дата 15-17 декабря, как наиболее вероятная, когда натянувшаяся струна лопнет. Месяц-полтора, остающиеся до инаугурации и смены действующих лиц, должны стать решающими деле окончания сирийской войны в ее нынешнем формате. Преемник Клинтон должна получить уже необратимый результат, с тем, чтобы не начинать с работы над ошибками.

В этом смысле для Асада появляется редкий шанс — если эти рассуждения имеют под собой почву, из них вытекает весьма интересное следствие — выдержав этот последний и наверняка совершенно беспрецедентный натиск, он получит возможность передышки. А возможно, и реальный шанс на торг.

Тонкость в том, что смена политики США в регионе выглядит вполне очевидной — дав шанс аравийским монархиям, который они так бездарно профукали, США будут вынуждены повернуться к неудачникам спиной и сделать предложение, от которого невозможно будет отказаться, последнему незадействованному игроку региона — Ирану.

(продолжение следует)

Реклама