Египетский урок

Волнения в Египте все-таки оказали влияние и на процедуру проведения референдума по принятию новой Конституции. Часть судей, которые должны наблюдать за процессом голосования, бастует. Избирком может рассчитывать лишь на 9 тысяч судей вместо необходимых 12. Кроме того, сжатые сроки не позволяют ему подготовить в соответствии с законом все избирательные участки. Поэтому референдум пройдет в два этапа — 15 и 22 декабря.

Промежуточные итоги объявляться не будут, избирком объявит сразу окончательный итог референдума. Скорее всего, конституция будет принята — суммарно светские партии имеют меньший по численности электорат, чем исламисты. Это означает победу президента Мурси, который показал себя за последний месяц как умный тактик — что во внешних делах, что во внутренних. Предложив свои услуги в качестве миротворца во время событий в Газе, он заработал очки среди националистов и исламистов, а уверенно переиграв светских и либеральных оппонентов, доказал, что способен на многоходовые успешные комбинации.

Победа исламистов в Египте формализуется в случае принятия новой Конституции. Они получат вполне легитимную основу для перевода законодательства страны на шариатскую основу. Фактически это будет означать, что кроме Сирии и Алжира на пространстве Ближнего Востока не остается стран светских диктатур.

Парадокс, но в какой-то степени исламизация Ближнего Востока демократизирует его — времена наследственных президентских монархий, когда страной правит бессменный семейный или "семейный" клан правителей, уходят. Пока переход к этой специфической демократии везде происходил через конфликт разной степени жесткости и интенсивности. В Сирии — вообще процесс организован через иностранную интервенцию, слегка прикрытую формальными признаками гражданского конфликта.

Для постсоветского пространства события на Ближнем Востоке не являются чем-то далеким. В первую очередь Азербайджан очень напоминает наследственную монархию клана Алиевых. Есть определенные проблемы в Узбекистане, где отсутствие у президента Каримова сыновей делает процесс передачи власти крайне непредсказуемым и проблематичным. Уже поэтому перед странами, не затронутыми Арабской весной, но к границам которых она подбирается все ближе, стоит весьма непростой выбор — становиться вассалом более сильных, дающих гарантии правящим кланам, либо пытаться самостоятельно давить аналогичные арабским процессы нарастающего недовольства. Узбекистан, похоже, выбирает первый путь. Азербайджан пока колеблется, склоняясь к нему же.

В этих условиях сегодняшнее выступление Путина должно было затронуть в своей международной части конкретные меры по наращиванию нашего присутствия в росийском окружении. Однако, как можно судить, были произнесены вполне дежурные фразы о сотрудничестве и развитии — но проблема все более явственного перехода постсоветского пространства под чужую длань в нем практически не обозначена.

Главное, что пока вообще никак не звучит в выступлениях наших государственных мужей — никак не востребован опыт Ближнего Востока, который откровенно и явственно показывает — отсутствие нормальной системы передачи власти неизбежно приводит к конфликту между застоем власти и ожиданиями населения. Скорее всего, для России именно этот момент может стать критическим в случае серьезных потрясений и кризисов.

Реклама