Итоги встречи «шестерки»

Вдогонку к предыдущему тексту о начале строительства иранского газопровода.

"Новое Восточное Обозрение" опубликовало статью Виктора Михина о проведенных на днях переговорах "шестерки" с Ираном по поводу иранской ядерной программы. Главной особенностью этих переговоров названы не сами промежуточные решения, которые были приняты на этой встрече, а резко отличающийся от предыдущих переговоров фон вокруг неё.

"…На этот раз не было ни угрожающих заявлений со стороны Запада, ни очередной истерии израильских руководителей. Видимо, накануне Рождества у западных политиков есть более приятные события, чем пугать международное сообщество надуманной иранской ядерной угрозой. В таком нелегком деле надо хотя бы на пару недель взять тайм-аут, а некоторым американским руководителям, к примеру, госсекретарю Хиллари Клинтон, уже не выдерживающей постоянного психологического стресса, просто подлечиться…"

Объяснений можно найти много — хотя никакие праздники не мешают Западу активно педалировать тему сирийского конфликта. И болезнь Клинтон тоже не очень помешали США признать "оппозиционное правительство в изгнании". Скорее, речь идет о том, что ситуация на Ближнем Востоке входит в некую точку неопределенности.

Пока нет никакой твердой уверенности в будущем развороте политики США в этом регионе. Точнее, не политики, а тактики её проведения. Нелепо предполагать, что гибкие и умные американские политики будут продолжать те же самые действия с помощью тех же самых инструментов в ситуации, когда все ближневосточные реалии резко и существенно сдвинулись — причем необратимо — за последние два года. Революции, мятежи и интервенционистские войны прошли в шести странах Ближнего Востока, включая Ирак. Бахрейн практически оккупирован Саудовской Аравией и только поэтому не вошел пока седьмой страной в этот список. Назревают события в Иордании и Ливане. Крайне непонятной остается внутренняя обстановка в Саудовской Аравии в свете формирования новой системы передачи власти. Сложное  финансовое положение Катара, пошедшего ва-банк, поставившего на победу своих проектов свое будущее.

Безусловно, все вместе создает настолько принципиально иную ситуацию, настолько изменило баланс сил в регионе, что опираться и далее на то же и тех же для любой страны, претендующей на влияние в регионе, невозможно. Другой вопрос, что смена коней на переправе всегда вызывает сомнение. Можно поменять не тех и не та тех.

Тем не менее, казавшаяся прежде безумной и совершенно невероятной мысль о смене политики США в отношении Ирана сейчас по здравому разумению выглядит гораздо более рациональной. Насколько своевременной, взвешенной и чем именно обусловленной — это, конечно, вопрос. Но отбрасывать такое развитие событий как минимум нельзя. У такого решения есть слишком много подводных камней и течений, чтобы оно было принято в короткие сроки — но ряд признаков позволяют предположить, что оно принято в США к рассмотрению.

Не сказать, что для России это хороший сигнал. Противоречия между Ираном с одной стороны и союзниками США на Ближнем Востоке с другой позволили нам пройти период утраты своей субъектности после развала СССР с потерями в этом регионе — но потерями не катастрофичными. Долго это продолжаться не может — чему свидетельство ущемления наших интересов в ходе Арабской весны. Но вот разворот политики Ирана и США навстречу друг другу может создать для России уже явную и неприкрытую угрозу по всему периметру наших южных границ. Вряд ли и Китай воспримет такой разворот положительно и нейтрально — это уже не далекая Ливия и не локальные африканские проекты.

Ожидать от России и Китая каких-то высказываний на эту тему не приходится — пока ещё сами США не определились. Тем не менее, мне кажется, что пришло время обсудить такой вариант развития событий на Ближнем Востоке без предубеждения. Отработать модели, плюсы и минусы для нас и нашей безопасности и интересов. И уже исходя из этого формулировать как свое отношение, так и меры по встраиванию в такую ситуацию.

Реклама