Неприятные неожиданности

Франция сообщает о расширении формата операции в Мали. При этом французы признают, что противник неожиданно для них оказался гораздо лучше подготовлен и вооружен, чем они предполагали. Довольно странное заявление, учитывая, что Мали, как бывшая французская колония, всегда находилась в зоне французских интересов — в том числе и под наблюдением французской разведки. Предположить, что военные ввязались в войну, не представляя, с кем именно им предстоит воевать, не совсем логично. Поэтому скорее всего речь идет о просчетах политических.

Несмотря на то, что Совет безопасности ООН выдал мандат на проведение миротворческой операции в Мали, она должна была состояться осенью. Формально Франция начала операцию в Мали после того, как боевики сумели взять ключевой город Конна на стыке контролируемой правительством и боевиками территорий.

Армия Мали и по сравнению с боевиками с самого начала выглядела довольно бледно — собственно, сам военный переворот был совершен на фоне поражений военных на севере страны, когда боевики почти без боя брали огромные территории. Вероятно, после переворота ситуация только ухудшилась — и боеспособность армии так и осталась на низком уровне. Поэтому вмешательство Франции, вполне возможно, было вынужденным — захват Конны открывал дорогу на юг, и осенью миротворствовать было бы уже негде.

Если это так, то можно сказать, что вмешательство Франции и военных соседних стран мало способно изменить общую ситуацию — только чтобы оттянуть неизбежные события. Без строительства боеспособных вооруженных сил противостоять исламистам, получившим, как утверждают французы, огромное количество армейского вооружения из Ливии, будет крайне сложно — Франция вела успешные карательные экспедиции при условии, что класс и вооружение противника были несопоставимыми с ней. Как раз заявления французских официальных лиц о неприятных неожиданностях в этом плане говорят о том, что они начинают сомневаться в успехе мероприятия.

Реклама