Выпадение объёмов

Украина, которая должна купить у Газпрома в 13 году 52 млрд кубометров газа, как ожидается, приобретет всего лишь 18 млрд. Недостающие объёмы будут восполнены за счет поставок из Европы — из Словакии и турецких терминалов СПГ. Существующую контрактную норму "бери или плати", судя по всему, Украина намерена обойти политически. Газпром уже был вынужден пересматривать эту норму для отдельных европейских потребителей, а также платить премии, фактически являющиеся скидками на контрактную цену газа. Удастся это сделать Украине или нет — пока неясно, однако ясно то, что для европейской стратегии Газпрома начинаются непростые времена.


Вне зависимости от войны в Сирии и решения проблемы, какой именно газ пойдет по сирийскому маршруту — катарский или иранский, в ближайшие 2-3 года начнут запускаться новые терминалы по разжижению СПГ — и поставки газа танкерами существенно изменят общую обстановку на европейском рынке. Сам по себе сектор поставок СПГ переживает взрывной рост — за десятилетие общие мировые мощности по сжижению газа выросли со 126 до 280 млн тонн. Налицо технологическая революция — и отставание в ней будет означать общий провал любой самой успешной сегодня компании или страны.

При общем объеме примерно в 550 млрд кубометров европейский рынок газа пока рынком в прямом смысле этого слова не является — контрактная система поставок, вполне объективная при работе с трубопроводным газом, формирует цену на газ иначе, чем торговля через биржи или разовые контракты. Потребители заинтересованы как в стабильных объемах — что обеспечивают контракты — так и в оперативном и гибком изменении цены — какую возможность и предоставляет спотовый рынок. Как раз сочетание этих двух механизмов ценообразования, похоже и станет основой будущих взаимоотношений между поставщиками и потребителями.

Однако спотовый рынок для Газпрома до сих пор не является значимым — через него Газпром продает всего 7% своего экспорта — около 10 млрд кубометров. Негибкость уже приносит убытки — в эту холодную зиму цены на спотовом рынке достигали 400 долларов за 1000 кубометров — но Газпром практически не сумел ничего на этом заработать. Вместо этого Россия продолжает делать ставку на трубопроводы и долгосрочные контракты.

Определенная логика в подобной стратегии имеется — нелепо демонизировать работающую стабильную систему, обеспеченную и технологическими мощностями, и опытом работы, и системой, сглаживающей пики и провалы потребления — подземные газохранилища. Всего этого нет и не требуется для разовых танкерных поставок СПГ. Всегда есть вероятность провала и нехватки газа при ориентировании только на спотовый рынок. Именно этот аргумент и является основным для руководства Газпрома. Тем не менее, реальность такова, что упёртая позиция ведет к существенным потерям — при общих объемах экспорта в 200 миллиардов кубов выпадение только украинских 34 миллиардов — очень серьезное падение. Понятно, что российское руководство будет предпринимать в том числе и политические меры давления на Украину — но это явно не решение проблемы, а лишь её оттягивание.

Реклама