Осознание

Постепенно в Европу приходит понимание того, что её политики не совсем крепко подумали два года назад, принявшись насаждать демократию в своём "мягком подбрюшье" — Северной Африке. Ливия всё чаще начинает фигурировать в раздраженных комментариях политиков, как место, из которого исходит угроза распространения терроризма как на Африканском континенте, так и с возможным его выходом в Европу.

События в Ин-Аменасе и глумливые во многом комментарии Мохтара Бельмохтара, который объясняет тупым еврокяфирам, что уже скоро война придет и на их землю, перестают казаться чем-то далёким. По сути, вторжение Франции в Мали — мера во многом вынужденная и рефлекторная. Однако пройдёт еще немного времени, и более чем вероятно, что европейцы осознают — локальными и точечными зачистками уже не обойтись. Ликвидация неподконтрольных анклавов на юго-западе Ливии и в зоне Сахеля должна стать реальностью.

Английский премьер Кэмерон вынужден признавать, что вопрос может быть решен — но на его решение уйдут не месяцы и даже не годы — а десятилетия.

Фактически Соединенные Штаты изящно, хотя и слегка грубовато, создали для Европы источник не просто сложностей, а катастрофических проблем. Втягивание Европы в африканскую кашу, которая заварилась их же собственными усилиями, теперь выглядит очень реальным — особенно если учесть, что та же Франция критически зависит от поставок важнейшего сырья из бывших колоний. Если вести речь об энергетике — она вынуждена решать проблему устойчивости власти в Нигере — поставщике урана. В Мали — поставщике фосфатов и хлопка. В Кот-д-Ивуаре — крупнейшем поставщике какао. И так далее.

Сколь-либо устойчивая, хотя и хлипкая, система постколониального устройства Африканского континента по факту рухнула. Сейчас перед европейцами стоит задача сугубо полицейского свойства — банально навести порядок. Второй этап — попытаться выстроить новую систему отношений. Хотя бы с минимальным порогом устойчивости. И всё это на фоне кризиса — как экономического, так и кризиса идей.

Вряд ли такой хитрый и расчётливый план изначально был у стратегов Соединенных Штатов — но так или иначе, но они создали для Европы проблему, вынуждающую её тратить усилия и ресурсы на непростое решение — тем самым неизбежно ослабляя её в период ослабления самих США, оставляя за ними серьёзное и существенное преимущество.

Скорее всего, именно поэтому Франция в первую очередь резко начинает сдавать назад и тормозить в дальнейшем продвижении поддержки террористов Ближнего Востока — в Сирии в первую очередь. Получив хаос с юга, французские политики с трудом и не сразу, но начинают приходить к выводу, что они не являются субъектами этой политики — они более похожи на её объекты. Кто именно манипулирует европейцами — сказать сложно. Но то, что в числе подозреваемых и аравийские монархи, и заокеанские друзья — видимо, факт. Никому не хочется быть карточным болваном — важно только осознать, что ты — он и есть.

Судя по всему, в течение этого года Франция (а также скорее всего, Италия и в какой-то мере Германия) будут вынуждены вернуться к ливийской проблеме и пойти на поклон к новым ливийским властям с тем, чтобы помочь им — причем действенно помочь — взять под контроль юг, юго-запад и юго-восток Ливии, которые сегодня никак не контролируются им. А то, что ливийцы запросят от вынужденных союзников сразу и много — не вызывает сомнения. Пока был жив Каддафи — он решал проблемы безопасности Европы с юга. Теперь нужно срочно искать ему замену — давая карт-бланш и действенную помощь.

Реклама