Фетва

Процитированная западной прессой фетва рахбара Хаменеи примечательна не своим содержанием. Аятоллы последовательно и жестко именовали что мирный, что военный атом дьявольским изобретением, и пошли на размораживание ядерной программы лишь спустя два десятилетия после победы революции и исключительно под тяжелым прессингом объективных экономических проблем.

Идея Израиля, усмотревшего в распечатывании энергетической ядерной программы угрозу себе, вполне объяснима — если ядерное оружие когда-либо и будет создано в Иране — оно будет создано против Израиля и более никого. Точно так же, как ядерное оружие Индии и Пакистана есть комплементарная пара и не имеет смысла при исчезновении одного из компонентов этой пары.

Аятоллы упорно поддерживали ситуацию в подвешенном состоянии, не говоря ни да, ни нет, несмотря на совершенно явную военную угрозу извне. Просто потому, что именно так же ведёт себя и Израиль — не подтверждая и не опровергая наличие у себя ядерного оружия. В ответ на психологическое давление следовал ровно такой же симметричный ответ. Не больше и не меньше.

При этом на всех официальных уровнях и этажах Иран неустанно говорил о мирном характере своей ядерной программы, что воспринималось с вполне понятным недоверием — а вдруг. При этом сугубо с технической точки зрения было понятно как белый свет — до ядерного заряда Ирану — как до Китая ползком. Даже не годы — десятилетия. И сам перечень ядерных объектов и публикуемая информация о развитии ядерной программы убеждали любого студента 3 курса — в ближайшие годы ни о каком заряде иранского происхождения речи нет и быть не может — разве что рахбар, пользуясь своими связями наверху, не изменит фундаментальные законы мироздания. Красный фломастер Нетаньяху на сессии ООН и черта, проведенная поперек какой-то загадочной пиктограммы, могли убедить только истеричных институток — но никак не студентов 3 курса и имеющих дипломы и звания. А также должности.

И вот рахбар издал фетву. По сути, не сказав ничего нового — но принципиально изменив ситуацию. Тот, кто примерно представляет устройство сегодняшнего государства Иран, может твердо сказать — Иран действительно не будет производить ядерное оружие. Просто потому, что это высший государственный акт. Гранитные отливки нашего зиц-президента по сравнению с твердостью высказанного рахбаром — просто пластилин на раскаленной плите.

В общем, никакой сенсации, если так уж откровенно. Но есть два принципиальных соображения.

Первое касается отказа Ирана от симметричного ответа Израилю. Судя по всему, Иран обладает информацией, согласно которой Израиль не сможет ни при каких обстоятельствах рассчитывать на помощь США в плане нанесения военного удара по Ирану. То есть — сепаратно может. Но в таком случае такой акт превратится в милый кухонный междусобойчик без привлечения посторонних. И ядерное оружие в таком случае есть совершенно избыточный компонент спора.

Второе соображение — стремительная реакция западных СМИ на фетву и главное — их нейтральный тон. Ну, вот издал рахбар тут документ — мы и доводим. Не клевещем и не радуемся. Новости — наша работа. Именно нейтральный тон здесь и примечателен. Нет критики, обвинений в хитрых ходах и возможном обмане. В преддверии саммита "шестерки" такой подход стоит дорогого. И многозначительного…

Реклама