Обстановка вокруг Мали

События в Мали имеют еще одно направление в их освещении, на котором пока не акцентируют внимание, однако регулярно говорят о нем, причем в очень значимых кабинетах и залах. Собственно, и кризис в алжирском Ин-Аменасе немедленно высветил это же направление. Уже госсекретарь Клинтон впрямую указывает на Ливию, как страну, из которой исходит опасность терроризма по всему региону.

Ливия, безусловно, еще год назад стала источником угрозы для всего региона — и реагировать нужно было именно тогда. Но как раз такое положение вещей вполне устраивало тех же американцев, которые активно участвовали в подготовке вооруженных групп радикальных боевиков, используя лагеря на юго-западе Ливии. Тогда США сохраняли иллюзии, что они будут контролировать как отдельные группы, так и весь процесс в целом.

Сегодня эти иллюзии во многом развеялись — террористы доказали более чем действенным способом, что не их, а они использовали Запад для своего собственного усиления. Для новых администраций Франции и США проблема ликвидации вышедших из-под контроля радикальных исламистов выходит на первый план. США, естественно, будут пытаться даже истребление исламистов использовать в своих целях, но вот для Франции проблема вышла уже на совершенно новый уровень — радикалы вполне способны ликвидировать присутствие и влияние Франции в ее бывших колониях, что будет означать крах экономики и уход Франции в положение нищей европейской окраины.

При этом здесь интересы США и Франции как раз совпадают — на место выдавленной Франции немедленно придет Китай, который в отличие от Сирии, сохраняет по поводу ситуации в Западной Африке почти что олимпийское спокойствие. Мали — ключевая страна региона в том смысле, что она обеспечивает его связность. Через Мали проходит важнейшая транспортная артерия Западной Африки — река Нигер. Через Мали пролегает один из важнейших сухопутных маршрутов в направлении северных портов побережья Средиземного моря и побережья Атлантического океана. Инфраструктурный характер современных войн, явно выраженный в той же Сирии, повторяется с точностью и в Мали. Боевики вполне осознают эту особенность — буквально сегодня они взорвали стратегический мост через Нигер, с помощью которого осуществляется сообщение между югом и севером страны.

Уже поэтому война Франции в Мали носит явно вынужденный характер — и не сколько за природные ресурсы, которые в Мали как раз сосредоточены в основном на юге (по крайней мере, разведанные и промышленно добываемые) — а за доступ к ресурсам в других странах. И в первую очередь — в Нигере. Малийский уран — вещь во многом гипотетическая. Его месторождения с до сих пор не понятными запасами обнаружены в провинции Кидаль — но вот Нигер этот уран добывает промышленным способом, а запасы нигерского урана выше, чем в России — которая никогда особо не жаловалась на его дефицит. Утрата доступа к этим запасам для Франции немыслима — для США немыслим доступ к этим ресурсам Китая.

Скорее всего, война в Мали не будет иметь локальное значение — просто потому, что вызвана причинами гораздо более глобальными, чем уничтожение трех тысяч вооруженных боевиков. Она будет вынуждена перекинуться на территорию Ливии — просто потому, что сразу решит несколько задач. И ликвидирует основную угрозу со стороны вышедших из-под контроля боевиков, и в очередной раз переформатирует "неправильно" сложившийся властный альянс в Триполи. Новая ливийская власть попутала все берега и активно выдавливает за борт все прозападные и прокатарские силы. Бывший главколлаборационист Абдель Джалиль сидит под весьма жестким домашним арестом и ждет весьма недетского приговора. Правительство прокатарского Аль-Киба было не без труда, но выброшено из власти. Новый премьер активно и вполне эффективно давит революционеров, желающих продолжать грабеж и криминальный банкет. Лидеры Киренаики ас-Сенусси и Исмаил Салаби при всех их разногласиях с Триполи в отношении иностранного присутствия ведут себя ровно так же — Салаби в недвусмысленных выражениях и весьма твердо выставил вон турок, указал на место катарцам, которые беспардонно танкерами забесплатно угоняли ливийскую нефть. Объективно и Триполи, и Бенгази заинтересованы в обуздании отмороженных радикалов, в особенности тех, кто к Ливии не имеет ни малейшего отношения.

Поэтому тема Ливии и начинает всплывать. Тема Ливии, как некой "черной дыры" терроризма. Запад четко показывает новым властям, что их назначат ответственными за разгул терроризма в регионе. И постарается, чтобы Ливия своими руками зачистила свой юго-запад. В знак своих добрых намерений. После чего признает Триполи ответственным за террористический беспредел и постарается зачистить уже его самого.

Не стоит забывать, что пока Арабская весна не добралась до Аравийского полуострова, Катар и Саудовская Аравия объективно заинтересованы в канализировании вызванных ими террористических джиннов в любом направлении, только в противоположном своему полуострову. И война в Западной Африке — очень заманчивая замена так и не сдающейся Сирии. Очень может так статься, что террористический интернационал будет переориентирован против противников аравийских шейхов в Западной Африке. А это все те же новые ливийские власти и, безусловно, светский Алжир. У Катара не получилось прибрать к рукам ливийскую нефть и газ — поэтому вполне возможно, что он попытается повторить попытку, раз уж все равно нужно вновь возвращаться в этот регион.

Так или иначе, но война в Мали не обещает быть локальной и быстрой. Для Франции есть только одна возможность не затягивать ее — обрушиться на малийских боевиков всей имеющейся у нее мощью, провести масштабную карательную экспедицию, невзирая ни на какие расходы. И после умиротворения начать давить на ливийские власти, подталкивая их к решению проблемы неподконтрольного Юга. В противном случае на запах крови, урана, нефти и газа соберется слишком большая толпа, чтобы всё это закончилось быстро. Правда, союзники Франции создают для неё ничуть не меньше проблем, чем враги — армия Мали с гораздо большим удовольствием режет местных мирных жителей, чем воюет с террористами.

Реклама