«Реплика» Александра Привалова. Тахрир

Вторая годовщина египетской революции будто столкнула с обрыва снежный ком. В воскресенье президент Египта Мухаммед Мурси объявил о введении чрезвычайного положения в трех городах вдоль Суэцкого канала, поскольку несколько дней беспорядков унесли уже десятки человеческих жизней.

Сначала в пятницу десятки, если не сотни тысяч людей, послушались призыва оппозиции «выйти на все Тахриры страны» в знак протеста против политики «Братьев-мусульман». Уже эти протесты были не слишком вегетарианскими – во многих местах потребовалось вмешательство не только полиции, но и армии.

Но поводом для резкой эскалации нынешней волны бесчинств оказался приговор, оглашённый на прошлой неделе в городе Порт-Саид. Местный суд, рассмотрев одно из дел о беспорядках, случившихся в прошлом году на городском стадионе, когда фанаты местного клуба набросились на болельщиков каирской команды и погибли 74 человека, приговорил 21 футбольного болельщика к смертной казни.

Жители Каира пришли от этой новости в неудержимый восторг и высыпали на улицы, где неразличимо слились с вообще протестующими. В районе площади Тахрир столкновения между антиправительственными демонстрантами и силами безопасности идут четыре дня подряд – и не факт, что их и впредь удастся быстро прекратить.

Но беспорядки, естественно, взвились и в Порт-Саиде, где толпа, напротив, приговором страшно возмущена. В субботу в результате столкновений между демонстрантами и силами безопасности в городе погиб 31 человек. В воскресенье десятки тысяч рассерженных горожан собрались на похороны погибших.

Когда огромная толпа двинулась по главной улице города, неся открытые гробы с телами погибших и скандируя антиправительственные лозунги, произошли новые стычки с полицией. Итог – ещё трое погибших и четыре сотни раненых.

Президент Мурси просто обязан был сделать что-то для стабилизации обстановки – он и сделал. Теперь в течение 30 дней с девяти часов вечера до шести утра в Порт-Саиде, Исмаилии и Суэце будет действовать комендантский час. Успокоятся ли эти три города, и что будет происходить в не менее беспокойном Каире, пока не очень понятно.

То есть, не очень понятно тактически: что будет завтра, что через неделю, как пройдут и пройдут ли вообще назначенные на весну парламентские выборы. Детали могут сложиться очень по-разному.

Мне, например, кажется, что Мурси и «Братья-мусульмане» сумеют справиться и с нынешней волной беспорядков, и с каким-то количеством следующих волн. Но я видел и прогнозы специалистов, предсказывающих, что до следующей годовщины революции исламисты во власти не досидят.

Что ж, и это, наверное, тоже возможно. А вот стратегическая перспектива, к сожалению, такой многовариантностью не блещет. Боюсь, нет ни единой серьёзной причины предполагать, что страна в обозримом будущем успокоится и двинется по путям прогресса. Не двинется. Куда более вероятна череда внутренних кровопролитий и внешних войн.

Что выводит сейчас толпу на «все Тахриры страны»? Если говорить не о поводах, а о причинах, то причина одна: разочарование в итогах революции. Люди надеялись, что, свергнув опостылевшего Мубарака, заживут лучше, а живут всё хуже.

Но иначе и быть не могло. Экономическое положение Египта уже при Мубараке стало безвыходным, а с тех пор только ухудшается. В Египте очень быстрый рост населения накладывается на страшный дефицит воды и пригодных для жизни земель – этому быстро растущему дефициту от свержения престарелого диктатора ни жарко ни холодно.

К тому же страны, расположенные выше Египта по течению Нила, ведут масштабное строительство гидросооружений; в ближайшие годы с водой в Египте станет совсем плохо. В Египте мало диверсифицированная и отсталая экономика – тут тоже свержением кого бы то ни было ничего быстро не поправишь, а свержение Мубарака даже и навредило. Например, потому что значительную долю доходов страна получала от туризма, а туризм в Египте по понятным причинам переживает не лучшие дни.

Сейчас дела у страны идут весьма неважно. Резко падает египетский фунт: с ноября он подешевел уже на 10%. Поскольку львиная доля продовольствия в стране – импорт, девальвация валюты прямо сказывается на уровне жизни и без того нищего большинства. Единственным шансом правительства Мурси не допустить скорого сваливания экономики в штопор эксперты называют сейчас получение кредита от МВФ.

А это, в сущности, означает возврат к политике прежней власти: известно, какими требованиями обставляет МВФ свои кредиты. Проведение либеральных реформ: рост налогов, снижение государственных дотаций и так далее. Ровно эта линия и привела к масштабным недовольствам, а затем и к революции два года назад. Стоило устраивать столько погромов и кровопролития, чтобы так быстро вернуться к исходной точке.

Реклама