Авиаудар

Если сведения корреспондента «Вестей» верны — то смысл хранения «элементов» химического оружия именно там вполне прозрачен — Дамаск на сегодня — наиболее защищенная территория Сирии. Более того — обстановка там становится гораздо более предсказуемой чем раньше. Уже поэтому удар Израиля по месту хранения химического оружия непонятен и не имеет никакого военного значения.

Второй момент — химическое оружие, в частности, если речь идет о его «элементах» — хранится в относительно безопасном состоянии — в виде бинарных компонентов. Непосредственно оружием они становятся при смешивании в момент применения.

Версия о передаче оружия «Хезболле» выглядит сомнительной по очень веской причине — сейчас в «Хезболле» наблюдается раскол в руководстве по сирийскому вопросу. Одна часть полагает необходимым оказать всю возможную помощь режиму Асада, вторая часть считает необходимым сосредоточится на собственных проблемах и выживании. Уже поэтому в отсутствие единства по этому весьма ключевому вопросу передача какого-либо оружия в Ливан выглядит очень странной. Асаду меньше всего нужно, чтобы в Хезболле идеологический раскол перешел в стадию действий — а вооружать одну часть организации против другой — самый лучший подарок тому же Израилю.

Скорее всего, ответ нужно искать не в Сирии. Нетаньяху безостановочно говорит об иранской угрозе — и нанес удар ровно в день назначения госсекретарем Джона Керри, поставив его в крайне сложное положение. Нетаньяху крайне важно спровоцировать Иран и Сирию на ответные действия, чтобы втянуть в войну с Ираном США. Чем дальше оттягивается этот процесс — тем меньше шансов у Нетаньяху на этот вариант.

В этом случае позиция Сирии и Ирана, которые не отвечают на удар, выглядят наиболее здравыми — утереться и перетерпеть. Точечный удар — это не военная акция. Это совершенно явная провокация, поэтому нельзя делать то, что ждет от тебя враг.

Реклама