Встреча «шестерки» и Ирана

В конце февраля — ориентировочно 25 числа — в Казахстане состоится очередное заседание "шестерки" и Ирана по вопросу ядерной программы Ирана. Пока не решенным остается вопрос о допуске инспекторов МАГАТЭ на военный объект в Парчине. Этот вопрос МАГАТЭ и Иран должны урегулировать 12 февраля.

Февральская встреча "шестёрки" и Ирана может стать значимым событием — уже в этом году американские СМИ сообщали о некой официальной удовлетворенности и высказываниях неких неназванных официальных лиц, что Иран резко затормозил свои военные исследования.

У нового госсекретаря Керри появляется шанс сразу заявить о своей собственной внешней политике и о подходах, отличающихся от подходов Клинтон. Во всяком случае, вероятность этого довольно велика.

Скорее всего, именно для срыва намечающихся договоренностей Израиль и совершил провокацию в Сирии, разбомбив исследовательский центр под Дамаском. Из всех выдвинутых версий, касающихся этого налёта, наиболее полной и объясняющей все обстоятельства, мне представляется версия, по которой в этот центр доставлялись вооружения из Ирана — вполне конвенциональные, возможно, как раз те самые "Буки", уничтожение которых и было заявлено целью налёта.

Именно этим можно объяснить нервную реакцию Ирана и то, что в центр до сих пор не пускают прессу.

Израильский премьер Нетаньяху, возможно, надеялся на резкую эскалацию отношений между Израилем, Сирией и Ираном для того, чтобы вынудить перенести или сорвать встречу "шестерки" либо поставить США в положение, когда они не могут пойти на соглашение с Ираном. Если это так — то, возможно, февральская встреча "шестёрки" действительно, может стать значимым событием и запустить процесс снятия некоторых санкций с Ирана. США не пойдут на улучшение отношений — это был бы слишком резкий и даже неоправданный с их стороны шаг. Однако они могут ослабить санкции для того, чтобы заложить определенные стартовые позиции для нового госсекретаря. Учитывая, что ситуация на Ближнем Востоке идет вразнос, единственной силой, которая может взять на себя реальную борьбу с терроризмом в регионе, который уже вышел из-под всякого контроля Запада, является именно Иран.

В этом случае создание шиитского пояса Иран-Ирак-Сирия-Ливан может переключить внимание террористов на борьбу с ним, оставив США над схваткой при сохранении возможности влиять на её интенсивность. В свете тактических новаций в политики США такое решение может выглядеть наиболее разумным и эффективным.

Однако в такой конструкции возникает вопрос о месте и роли Израиля — и видимо, для израильской элиты перспективы подобного переформатирования не выглядят блестящими. Видимо, именно этим и можно объяснить агрессивные действия нынешних властей Израиля по отношению к такого рода действиям США. Впрямую помешать подобным планам невозможно, однако сорвать те или иные шаги — вполне.

Реклама