Опять пропавшие и убитые дети…

Не совсем, правда, понятно, не являются ли уже ежедневно идущие сообщения о пропаже и гибели детей какой-то сознательно нагнетаемой кампанией — на самом деле люди пропадают в немалых количествах по стране. В недавнем докладе министра внутренних дел Колокольцева было сказано, что за 2012 год было установлено местонахождение 51 тысячи человек, ранее объявленных пропавшими.

Пресса, к сожалению, дает повод подозревать ее в таких кампаниях — не говоря ни слова неправды, она создает эмоциональный фон и впечатление, под которые и принимаются те или иные решения. Скажем, перед реформой МВД около полугода в ежедневном режиме шел вал сообщений о правонарушениях и преступлениях, совершаемых милиционерами. В итоге было сообщено примерно о 200 преступлениях (что в масштабах страны, мягко говоря, не слишком впечатляет) — но информационный фон был создан такой, что выступление Медведева, потребовавшего реформировать МВД и переименовать милицию в полицию, было воспринято с пониманием. Другой вопрос, что в итоге реформа вылилась в переаттестацию, на которой по сути произошла расправа с неугодными. Медведев таким образом формировал "свою" полицию, создавал силовую поддержку своим возможным претензиям на второй срок. Со вторым сроком не срослось — но опыт информационного давления на общество оказался весьма полезным. Скажем, так же был протащен дикий по своей бессмысленности закон о 0 промилле алкоголя в крови. И успешно отбита атака на этот закон ежедневным показом "пьяных" аварий.

Возникает впечатление, что освещение жутких случаев расправ с детьми помимо чисто информационной составляющей тоже служит прикрытием для продвижения каких-то планов по "исправлению" законодательства. К примеру, сегодня министр Колокольцев обмолвился, что как гражданин, с пониманием относится к идее введения смертной казни.

На самом деле если, к примеру, был бы создан некий трибунал по расследованию государственных и политических преступлений чиновников девяностых-двухтысячных годов — то введение смертной казни совсем не помешало бы. Да и для детоубийц, в общем-то, тоже.

Другой вопрос, что технологичность протаскивания решений через нагнетание информационного давления очень напоминает ту самую информационную войну, которую ведет, к примеру, Запад против Сирии или ранее — против Ливии. Обман или полуправда — не самый лучший, хотя и эффективный приём.

Если речь идет о введении смертной казни — то нельзя создавать эмоциональный фон перед оглашением предложения о ее введении. Вопрос очень неоднозначный — и на истерике принимать его точно не следует.

А убийц детей нужно искать — тут даже разговора нет. Искать, судить, сажать. Это даже не обсуждается.

Реклама