Вторая годовщина

15 февраля в Ливии отмечали вторую годовщину начала событий, которые привели к концу Джамахирии и началу новой Ливии. Событие, мягко говоря, неоднозначное — а если учесть, что по прошествию двух лет многое из происходившего до войны, в ее ходе и после войны стало известно более точно — то тем более говорить об однозначном отношении к этой годовщине не приходится.

Думаю, что если отрешиться от двух крайних точек зрения, то картина произошедшего в Ливии выглядит именно как революция с последующей гражданской войной. Роль НАТО и Запада, активно вмешавшихся в неё на стороне одной из сил, не стоит ни преуменьшать, ни преувеличивать. Обвинять Запад в желании свергнуть Каддафи и установить в Ливии "демократию" столь же нелепо, как обвинять мух в желании присесть на дерьмо. Страна, которая доводит дело до гражданской войны, руководитель которой не желает видеть существующие проблемы и разломы — а зачастую их активно создающий — не вправе обвинять некие злобные внешние силы в желании этим попользоваться. Злобные внешние силы есть везде и всегда — но это никак не оправдание ни стране, ни ее руководству. В конце концов — мы находимся в той же ситуации. Кто виноват в том, что один наш руководитель, как дикарь бусами, любуется айфоном и раздает с барского плеча сотни тысяч квадратных километров нашей территории? Другой руководитель начал с успешной борьбы с терроризмом — и довел дело до того, что миллионы завозимых чужаков-кули создают уже угрозу существования всей страны. Это Запад виноват или все-таки мы сами, что такие люди управляют нами и нашей страной?

Сейчас вполне понятно, что дикий бедуин, пришедший к власти в Ливии, так и не сумел цивилизоваться и построил рай именно в его бедуинском воплощении, не обращая внимания на то, что за 40 лет его правления страна во многом перестала быть дикой и бедуинской. Люди желали странного — и не могли его дождаться. Воспевать достижения Ливии как-то не хочется после того, как становится известно, что далеко не все в ней имели потрясающие социальные блага, да и те, которые имелись, выглядели больше подачками, чем справедливо распределяемым национальным богатством. Одним из упреков жителей Бенгази в адрес Каддафи было то, что хотя бы миллиард долларов, вложенных в город вместо бессмысленного их разбазаривания на всевозможные панафриканские и панарабские проекты, сделали бы для устойчивости власти в Киренаике на порядок больше, чем непонятные ливийцам блага в далеком будущем. Перенесите это на Россию — для чего нашей стране бессмысленные парадные триллионные стройки, которые все равно разворовываются, а качество объектов вызывает просто оторопь?

В общем, причины, толкнувшие людей на выступления, были вполне объективными — и возможно, не закончились бы столь трагично для них, страны и лично для Каддафи, поведи он себя не только как жесткий руководитель, но и как вдумчивый лидер страны.

При этом стоит отметить, что в отличие от других правителей Ближнего Востока как раз Каддафи жил так, будто рассчитывал жить вечно — если Мубарак, Али Абдалла Салех или Хафез Асад заранее, вдумчиво и аккуратно готовили своих сыновей к передаче власти — с разной степенью успеха, с разным в итоге результатом — но именно готовили, то Каддафи создал ситуацию, когда его уход в любом случае создавал вакуум власти. Гнобя и сталкивая своих детей, подозрительно относясь к любым намекам на передачу власти хоть кому-нибудь. Странно, что крах госмашины после его гибели в таких условиях кого-то мог удивить — сам Каддафи и создал все условия для этого краха. Умри он в своей постели в окружении любящих родственников и скорбящей страны — результат был бы в точности таким же. Нет системы передачи власти — нет самой власти. И опять же — это намек нам самим. У нас тоже нет такой системы. Хотя формально все в ажуре.

При этом совершенно очевидно, что война в Ливии и ее последствия неизбежно швырнули её вниз — и теперь стране придется выбираться долго, мучительно и кроваво. Однако парадокс именно ливийской революции в том, что Ливия — единственная страна, по которой прокатилась Арабская весна, но именно в Ливии исламисты так и не сумели закрепиться у власти. Не смогли удержаться ни Мустафа Абдельджалиль, ни правительство Аль-Киба. На смену им пришли светские прагматики Али Зидана. И именно Зидан буквально на днях четко и ясно заявил — вне зависимости от личностей, интересы Ливии были и остаются прежними. Джамахирии больше не будет — это очевидно. "Зеленая книга" — это изложение идей, которые уже ушли. Уже нет того общества, на которое и была направлена эта эклектичная брошюра, как нет давно того капитализма, который рассматривал Маркс — но современные марксисты, неспособные создать что-то свое, натягивают сову на глобус, создавая какие-то немыслимые кадавры из теории позапрошлого века и современности.

Алкать кумиров — всегда опасно. Не зря максима о несотворении их себе была и остается эмпирическим законом нормального бытия и существования. Неважно — считаешь ли ты кумиром дикаря из пустыни или мускулистого полковника КГБ — результат один — ты перестаешь ощущать реальность.

А ливийцы продолжают жить. Так, как считают нужным. У них впереди очень нелегкая жизнь — но они ее выбрали сами. И всех "добровольных помощников" они постепенно вычищают со своей территории. Не без труда и не без проблем. И не факт, что сумеют вычистить. Но это уже их проблемы.

Реклама