Теракт. Конспирология

Владимир Семенович Овчинский — сыщик с очень увесистым стажем и международным опытом — как-то сказал, что конспирология — всего лишь метод познания, который работает тогда, когда ты видишь события "на входе" и "на выходе", а между ними — некий "черный ящик". Поэтому в таких случаях она ничуть не хуже любого другого метода. Главное — не параноить.

Я вспомнил это потому, что буквально вчера ночью — а уже точнее ночью сегодня — мне сказали, что по разным сведениям, боевики в Сирии получили жесткое указание от спонсоров — деятельно доказать свою способность дать результат. Хоть какой. От этого зависит окончательное решение по финансированию. То есть — его и так сократили до упора, а теперь вопрос стоит в принципе — оставлять ли его даже на этом нищенском уровне или вообще прекращать.

Поэтому сирийцы очень опасаются усиления боевой активности боевиков — и в первую очередь в Дамаске. Однако они опасались военной активности — причем есть информация, что к "Джебхат аль-Нусре" на днях подошло подкрепление в районе 1000 человек.

Если между этой информацией и терактом есть прямая связь, то теракт — как раз и есть начало такой активности. Воевать боевики не могут. Во всяком случае так, чтобы обеспечить требуемый результат. Взять два квартала, в которых их через неделю истребят, они могут. Но это вряд ли то, что требуется. И поэтому возникает прямая заинтересованность именно в терактах.

Стоит вспомнить, что из 60 терактов прошлого года с использованием смертников ответственность за 49 из них взяла на себя именно "Джебхат аль-Нусра". Сегодняшний теракт — тоже с использованием смертников. Уже поэтому очень вероятно, что именно она его и провела.

Наконец, главное. Видимо, возникает ровно та же ситуация, что и прошлым летом. Как только боевики оказывались неспособными на активные боевые действия, они немедленно переходили к массированной террористической тактике. Сейчас на кону стоят деньги, которых они могут лишиться — и учитывая, что не так давно "Газпром" открыл офис в Дохе, можно предположить, что прекращение финансирования боевиков в Сирии должно было стать одним из условий России. Не из-за гуманизма — на таком уровне принятия решений и при таких деньгах люди рассматриваются исключительно как цифры в отчетах. Но вот продолжение войны в Сирии и участие в ней Катара ставит под сомнение ритмичную деятельность — и вряд ли газпромовское руководство не поставило вопрос перед катарскими партнерами.

Однако спонсоры не могут просто сказать руководству боевиков — извините, парни, деньги закончились. Нужна причина для отказа. Поэтому требование доказать свою профпригодность — это, скорее всего, и есть ход катарских спонсоров, которые потом чуть позже разведут руками и со вздохом скажут, что результат их не устроил.

Видимо, ближайшие недели будут жаркими для Сирии и для крупных ее городов — возможно, их ждет серия терактов примерно сегодняшнего уровня. Возможно, с каким-то локальным усилением боевых действий — на обширное наступление у боевиков нет сил.

Реклама