Встреча Лаврова и Керри

26 февраля Керри и Лавров должны встретиться и обсудить ряд вопросов, центральным из которых по словам представителя Госдепа Нуланд станет сирийский.

Нет пока никаких признаков того, что встреча закончится каким-то результатом. Дело даже не в готовности сторон его обеспечить — дело во взаимной увязке сразу многих проблем. Ситуация в Сирии уже совершенно очевидно связана с проблемой транзита газа из месторождения Северный/Южный Парс. Похоже, она уже решена — в пользу Ирана. Однако Иран должен сделать определенные шаги навстречу — и это будет решаться по линии встреч с ним  "шестерки". И тоже не быстро. Критические проблемы Катара, из-за которых он стал активно продвигать военное решение проблемы, теперь, похоже, будут решаться через какие-то договоренности с "Газпромом", который для этого и открыл офис в Дохе. Будут ли эти решения носить двусторонний характер либо их будут решать через "газовый ОПЕК" — неизвестно, но то, что офис Форума стран-экспортеров газа расположен там же в Дохе, может быть и не просто совпадением.

Следующие проблемы — чисто сирийские. Асад не просто не желает уходить, а вдобавок заявил о своем участии в выборах следующего года. Это означает, что у него есть согласие сирийской элиты. Причем элиты, переживающей вместе с ним войну. А это дорогого стоит — произошла неизбежная сепарация на предателей и государственников, и пока государственники в весьма тяжких силах по сравнению с бежавшими. Можно не учитывать мнение Асада и даже его клана, но не учитывать согласия всей элиты уже невозможно. Оппозиция, похоже, еще не уловила этот момент и продолжает настаивать на переговорах — но без Асада. Что совершенно невозможно, учитывая его заявление.

Новая проблема, которой уже два года — вчерашнее "эпохальное" событие в Каире, где оппозиция таки согласилась с мнением, что нужно создать "правительство в изгнании". Именно оно и должно стать субъектом переговоров — но здесь как обычно, затык. Нет согласия — ни по целям, ни по составу. И это проблема Катара, Саудовской Аравии и Запада — внушить оппозиции, что игрушки закончились. Получится у них, учитывая состав оппозиции, среди которой есть масса обиженных — бывших членов СНС, задвинутых за печку — еще неизвестно. То есть, предложение вести переговоры есть, непонятно опять — кто их будет вести.

Ну, и предельно важный вопрос — боевики. Та часть, которая относится к FSA, еще как-то способна подчиниться несозданному еще "правительству в изгнании". Но криминальные банды и исламисты — точно нет. С первыми совсем тяжело — они в основной своей массе как раз сирийцы — и их нужно либо истреблять поголовно, либо как-то заманивать к мирной жизни через аминистии. Со вторыми — своя проблема. Этим подавай джихад, но как они сами заявляют в своих выступлениях — "Дэнги давай!" Нет денег — нет джихада, как сказал рыжебородый российский боевик на чудовищном русском недели две назад. То, что на днях его показали уже хладным трупом, проблемы не меняет — боевики-исламисты без денег двинутся в те места, где платят, и в Сирии останутся одни упоротые — но упоротые очень серьезно. "Фронт аль-Нусра", к примеру, никуда не пойдет — его создавали для Сирии и более ни для чего.

Поэтому переговоры с "правительством в изгнании" неизбежно будут проходить на фоне истребления этих самых упоротых — и уже поэтому никаких простых переговоров не может быть по определению. Будут провокации, теракты, взаимные обвинения. Срывы переговоров, крики "держите меня семеро", новые условия и требования уступок. Причем с обеих сторон.

Вот, собственно, тот фон, на котором должна состояться встреча Лаврова и Керри по Сирии. А у России и США есть и свои сложности в отношениях, которые могут наложиться на сирийскую тематику. Так что никакого прорыва от встречи министров иностранных дел ожидать не приходится — все будет медленно, мучительно и печально.

Реклама