Читеры

На ленте АННА-Ньюс прошло сообщение Юнайтед Пресс о том, что один из лидеров салафитского движения из Иордании заявил корреспонденту ЮПИ, "…что "Джебхат ан-Нусра", "Катибе ат-Таухид" и другие салафитские вооружённые группировки сталкиваются в Сирии со всё более нарастающим противодействием сирийской армии и служб безопасности страны.По словам главаря джихадистов, целенаправленные и мощные удары ВС САР заставили многие группировки, особенно действующие в провинциях Дамаск, Идлеб, Алеппо и Дараа, распустить своих членов, которые сейчас вынуждены скрываться среди местного населения, назвав при этом Дейр-эз-Зор единственной провинцией страны, где салафиты ещё чувствуют себя относительно спокойно и уверенно. Также он отметил значительное снижение (более чем на 95%) количества добровольцев, желающих принять участие в "джихаде против сирийского режима", объясняя этот факт усилением мер безопасности и успехами сирийской армии в унитожении боевиков, нелегально проникающих в страну…"

Если "нарастающее противодействие" — категория в общем-то качественная и оценочная, то "значительное снижение добровольцев" — это количественный показатель. И оба эти показателя свидетельствуют о сдвиге в сирийской войне.

Основная масса боевиков, воюющих против сирийской армии — даже можно сказать, подавляющая их часть — это непрофессионалы. Люди, имеющие к военной службе крайне далекое отношение, хотя к примеру, сирийцы в большинстве своём прошли через армию. Уже поэтому их военные навыки — это навыки сугубо гражданских людей, довольно слабо представляющих себе понятие дисциплины, приказа — то, на чем держится армия. Но главное — это отсутствие должной теоретической и практической подготовки командиров младшего и среднего звена боевиков. Если оперативные планы составляют люди, имеющие видимую штабную подготовку, то на тактическом уровне все эти планы зачастую проваливаются из-за крайне низкой квалификации именно младшего командного звена. Даже для профи-боевиков это, в сущности, справедливо. Одно дело — командовать бандой в 30-40 партизан, другое — сотнями человек. Общевойсковая подготовка командиров боевиков заведомо хуже, чем у сирийской армии.

Достаточно взглянуть на перемещения стад боевиков по улицам Дарайи, Алеппо, Хомса — ни сами боевики, ни их командиры не имеют ни малейшего представления о порядке перемещения, обязанностях внутри подразделения, секторах обстрела при перемещениях. Всё делается хаотично и без какой-либо согласованности. Даже отдавать распоряжения толпе, рассеявшейся по округе, крайне затруднительно. Не с мегафоном же бегать командиру… В общем, профессиональные военные лучше меня могут отметить полную профнепригодность действий боевиков.

При этом они попросту не успевают набрать необходимый опыт — их уничтожают настолько быстро, что выживают не столько самые умные и опытные, сколько самые трусливые, успевающие слинять с места событий. В ситуации, когда дисциплина отсутствует, как явление, процент выживших всегда минимален.

Поэтому преимущество боевиков базировалось в первую очередь на их практически бесконечном пополнении. Бесконечные патроны — мечта любителя стрелялок. Экономить совершенно необязательно. И вот теперь для читеров наступают тяжелые времена — коды сломались. Приходится воевать без них.

Сейчас речь заходит о том, что количество желающих принести свободу стенающему под пятой сирийскому народу "сократилось на 95%". Относительно достоверности цифры сказать трудно, но то, что лагеря подготовки боевиков практически пусты, было известно и говорилось еще 2 месяца назад. Вероятно, цифра очень близка к истине.

Из неё можно сделать два на мой взгляд очень важных вывода. Вывод первый — сопротивление боевиков и ожесточенность боевых действий в ближайшие месяцы пойдут на спад. Что совершенно не исключает возрастания террористической активности, кстати говоря. Второй вывод, самый важный — доля сирийцев среди боевиков начнет очень быстро расти. Если на пике количественного роста группировок боевиков она надежно снизилась примерно до трети, то уже сейчас, похоже, она составляет не менее половины — а месяца через два такими темпами станет подавляющей.

Возникает качественно новая ситуация, когда можно и нужно вести переговоры. С ливийцами, тунисцами, египтянами и прочими афганцами-дагестанцами Асаду разговаривать не о чем. Это чужие, это интервенты, это наемники. Ответ им может быть только один — и это не вызывает никаких сомнений. С сирийцами говорить нужно. Просто потому, что они свои. Причины, побудившие их взять в руки оружие, разные, но так или иначе, это те причины, которые можно и нужно устранять.

Доля населения, которая категорически противится режиму Асада, не велика — от 10 до 15 процентов. На выборах президента в 14 году Асад, безусловно, победит. И вот как раз такой исход и не устраивает эти 10-15 процентов. Значит, нужно каким-то образом создать некую систему, гарантирующую представительство этих людей во власти — в парламенте, на местном уровне, в правительстве. Что означает — никакой западной демократии в Сирии быть не может — у нее будет своя, специфическая. Будут ли это квоты, будет ли это какое-то представительство — решать сирийцам. Тем более, что пример Ливана у них перед глазами — со всеми его положительными и крайне отрицательными чертами такой вот мозаичной системы власти. Она неидеальна — но создает предпосылки для мирного урегулирования — и с сирийцами можно вести переговоры на эту тему.

Поэтому для армии ситуация остается прежней — она должна продолжать истреблять вооруженных противостоящих ей людей, устрашая желающих принести джихад на сирийскую землю. Для политиков наступает время переговоров. Непростых — но в сегодняшней ситуации уже вполне реальных и необходимых. Асад при всей его неконфликтности и мягкости показал себя вполне жестким руководителем в экстремальной ситуации. Теперь ему предстоит доказать свою гибкость и, не побоюсь этого слова, мудрость как переговорщика.

Реклама