Секвестр

Как ни странно, но для Обамы небольшой секвестр, существенную долю которого составили как раз военные расходы, оказывается как нельзя кстати. Теперь у него появляются более прочные позиции для проведения той политики, к которой он шел весь предыдущий срок. Так удачно складывающийся пасьянс вряд ли сложился сам по себе — но это уже дебри вашингтонских коридоров, поэтому гадать бессмысленно.

Главная задача администрации США — отказаться от ковбойских наскоков и вернуться к старой доброй имперской политике, когда США не тратили деньги на войну, а наоборот — зарабатывали на ней. Способствуя тому, чтобы все войны шли чужими руками — и входя в них на последних этапах на стороне победителей. Для республиканцев, помешанных на мощи, такие подходы психологически очень тяжелы — однако, похоже, что и они приходят к тому же выводу. Формируется определенный консенсус.

На самом деле для США, как эмитента мировой валюты, плюс-минус триллион не играет никакой роли — они сбрасывают излишки денежной массы вовне, прекрасно чувствуя себя внутри. Не раз и не два говорилось, что Штаты — уникальная страна именно благодаря своему уникальному положению эмитента. Поэтому ежегодные пляски вокруг потолка госдолга относятся скорее не к области экономики и финансов, а к чистой политике.

Теперь у США появляется прекрасный повод сказать всем своим союзникам — мы мысленно с вами, мужайтесь. Но решайте свои задачи сами. Мы тут рядом, если что — зовите. Такая позиция, которая была озвучена еще Дональдом Рамсфельдом — "угроза силы, а не ее применение" — лучше всего вписывается в новую политику Обамы. Он явно готовится перейти на новый технологический уровень и перевести на него военную машину США и всю доктрину глобального доминирования — в то время, когда все остальные будут продолжать покупать невероятно дорогие игрушки предыдущего поколения и планировать действия из прошлого века.

США очевидно готовятся к какой-то очень сложной комбинации с Ираном — далеко не миролюбивой в конце. Однако сами в ней подчеркнуто отказываются принимать участие. Демонстративный отказ от патрулирования Персидского залива двумя авианосными группами, прикрытый нехваткой денег, имеет откровенно иную подоплеку. При этом Штаты не урезонивают все возрастающую агрессивность Нетаньяху, индиффирентно относятся к накаляющейся обстановке в Бахрейне (которая может взорвать отношения Саудовской Аравии и Ирана), весьма нагло раздают указания в Египте, явно нарываясь на возмущение населения и естественно, египетской оппозиции. Да и в отношении Сирии, очень похоже, у США есть какие-то уже созданные домашние заготовки. Уходя, Штаты, похоже, хотят запустить сразу несколько комбинаций на Ближнем Востоке, которые в своем развитии могут каждая привести к локальному или даже к полноценному региональному конфликту — причем как к ассиметричному, так и к традиционному столкновению государств.

Трудно пока сказать, как именно будут разворачивать события США — но уходить просто так они не станут. Уход будет означать лишь то, что свято место немедленно заполнится новой силой. И имя у этой силы только одно — Китай. Обаму можно подозревать в чем угодно, только не в непонимании этих последствий.

Реклама